Господин Чен

Если в Китае что-то и делают хорошо, так это дождь. Качественный такой, сплошной, под которым свою ладонь на вытянутой руке не разглядишь. И еще чай. Но вот про горячий чай сейчас лучше не вспоминать даже. А то сильно можно расстроиться.

Стопить под дождем выйдет только идиот. Стопить под дождем на пятиполосной скоростной трассе выйдет только идиот в кубе. Ну ничего, ведь наш девиз – «Слабоумие и отвага»… Как сказал один индус, подвозивший нас с подружкой в Покхаре на раздолбанном «Жуке»: «В конце концов, все будет хорошо. А если не хорошо – значит, еще не конец».

Боже мой, что там за Апокалипсис случился, на небесах? В день отплытия Ноева ковчега, мне кажется, так не лило, как сегодня! Дождевик промок насквозь. Ярко-розовый, кислотный. Специально такой купила, чтоб лучше видно было на дороге. Ага, щас – «лучше видно». Все летят сквозь водяные стены со скоростью сто двадцать…

Здесь никто меня не подберет, никогда… Вода натекла в носки. Фу, противно. Сдираю дождевик – все равно от него толку нет, он как решето. Прыгаю по обочине, размахивая им в ярости и ору. Сука дырявая, ненавижу, ненавижу, ненавижу! Злюсь я на самом деле на себя, но это ведь не важно – все равно никто не слышит, не видит, не понимает. В этом городе. На этой дороге. В этой стране. В этом мире.

Не может быть. Машина затормозила. Я в них разбираюсь, как сова в апельсинах, если честно. Белая. Большая. Да пофиг. Важно то, что она зашипела покрышками и встала у меня за спиной. Я стою и смотрю на нее, как моль на андронный коллайдер: фантастика, так не бывает, не верю.

Смешно – пока бесилась, согрелась. Сердце колотится. Вода течет по горячей коже.

Со стороны водителя открывается окно, высовывается рука и машет мне, мол, подходи, че встала-то. Широким жестом выкидываю дождевик за ограждение. Бегу.

В машине усатый дядька лет за сорок. В костюме. Зовут Чен. Господин Чен – это примерно как в Штатах мистер Смит. Ну и, в общем, так он и выглядит.
Мистер Смит-китайская-версия смотрит на меня в недоумении – девочка, что с тобой случилось?

Ну, господин Чен, не знаю даже, как вам и сказать-то… Жила я себе спокойно двадцать четыре года в одном маленьком городе в России. Ходила в школу, потом в институт, потом в офис большой компании на работу. А потом, однажды утром, солнечным, осенним, холодным, шла я в этот самый офис и вдруг поняла, что я что-то потеряла. Может, это был смысл жизни. И вместо офиса я зашла в магазин «Спортмастер», купила рюкзак, спальник и пару кое-каких мелочей. И больше в маленьком городе меня никто никогда не видел.

Я второй год еду автостопом по миру. У меня нет дома, страховки, социальных гарантий. Денег почти тоже нет. И каждый мой день непохож на вчерашний. И я давно не строю планов, даже на час вперед. Я не знаю китайского, сегодняшний курс евро, и да, я лет сто не видела новостей. Зато я знаю – видела это своими глазами – что во всем мире очень много хороших людей. Да, в общем-то, все люди хорошие, плохих не бывает, а бывают просто несчастные. И несчастность – это просто болезнь, как грипп. И она лечится – морем, солнцем, поцелуем и шоколадкой.

Я не знаю, есть ли смысл жизни и бог. В буддийском монастыре, где я жила полгода и откуда я сейчас еду, мне немножко помогли разобраться, хотя остались еще вопросы. Но знаю наверняка – есть большой и добрый Мир, который всегда спасет и поможет, стоит лишь доверять ему и Дороге.

Нет, господин Чен, жизнь не сложная. И не страшная. Она просто Есть. И каждое утро, просыпаясь, я открываю глаза, и с нетерпением говорю ей: Привет, Жизнь! Ну, что случится сегодня? Мне так интересно, давай уже начинать этот день!

Что вы такой печальный, господин Чен? У вас кто-то болеет дома? На работе проблемы? Нет? Ну слава богу, это же счастье, когда никто не болен и нет проблем! В Индии я научилась играть на дарбуке. Хотите, сыграю вам, кстати? Здесь у вас очень холодно, а звук барабана обычно напоминает про лето на берегу океана.

– Однажды, двадцать лет назад, я тоже совершил безумный поступок, – задумчиво говорит господин Чен.

– Какой поступок?

– Да неважно, – произносит господин Чен, глядя на дорогу, – Просто я очень давно не вспоминал. А сейчас вдруг вспомнил.

Господин Чен покупает мне чай на заправке. В машине так хорошо и тепло, я потихоньку стягиваю мокрые кеды. Ехать мне с ним недолго, еще минут двадцать до города, где он живет. А там снова ловить.

Мне надо в Дун – это в пятистах километрах отсюда. Там есть школа-приют, и можно учить детишек английскому за еду и крышу над головой. Пятьсот км – это две-три машины. Если мне повезет. Надеюсь, что повезет…

– Ты правда играешь на барабане?
– Да, господин Чен.
– Сыграй, пожалуйста. Про океан и солнце…

Я отстегиваю барабан от рюкзака. Смотрю в дождь через лобовое стекло. И вот уже вижу океан, закат, костер, и своего приятеля Раджа. Это он меня учил. Радж молодой, но уже играет, как бог. Интересно, увидимся ли мы когда-нибудь снова?…

Я играю, и смотрю, как дворники размазывают цветные огни по стеклу, как темнеет небо, и как улыбается господин Чен.

(с) Анна Горяинова, 2015.

—-

P.s.: С Аней Горяиновой, молодой талантливой журналисткой и писательницей, мы познакомились на Бали. Однажды вечером мы пили чай и делились историями из путешествий. Ее так впечатлил мой рассказ о приключениях в Китае, что она создала на его основе это произведение, в котором тонко передала все грани и ощущения одинокой автостопщицы и необыкновенной встречи в пути..

  • Svetlana Popova

    Красивый рассказ…